Меня сняли с креста и утащили в автозак На Лубянке «распяли» и подожгли активиста в образе Христа. Мы узнали, как готовили и проводили перформанс в поддержку политзэков.

Вечером в четверг, 5 ноября, у здания ФСБ на Лубянке прошла акция в поддержку политзаключенных. Одного из ее участников, Павла Крисевича, «распяли» на кресте в образе Иисуса Христа (его руки привязали к перекладине) — еще четверо активистов в плащах с надписью «ФСБ» подожгли его и начали кидать в огонь тома «уголовных дел». Крисевича задержали полицейские, 6 ноября его арестовали на 15 суток.

Акцию готовили несколько месяцев. В условиях полной конспирации и в «секретном месте»

Активист Павел Крисевич живет в Санкт-Петербурге и уже не в первый раз проводит перформансы, посвященные политзаключенным. В августе 2020 года, чтобы поддержать фигуранта дела «Нового величия» Руслана Костыленкова, заявлявшего о пытках, он имитировал повешение на Троицком мосту. Затем во время слушаний по этому же делу возле здания суда в Москве активист «зарезал» манекен в образе полицейского, совершив таким образом «жертвоприношение» суду. А за два месяца до этого, в июне, зажег фаер и приковал себя к ограждению у суда перед вынесением приговора по делу «Сети». Крисевича штрафовали, а после акции на Троицком мосту арестовывали по статье о хулиганстве.

Провести акцию на Лубянке ему помогали другие активисты. Четверо из них должны были символизировать всадников апокалипсиса: их роль заключалась в том, чтобы выйти на площадь в плащах с надписью «ФСБ», поджечь Крисевича и бросать тома «уголовных дел» в костер. Еще требовались «дозорные»: они должны были следить, чтобы на месте раньше времени не появилась полиция.

Свое имя (помимо Крисевича) открыто называет только одна из них — петербургская активистка Анастасия Михайлова, недавно переехавшая в Москву. Остальные участники попросили издание о полной анонимности, опасаясь преследования силовиков. Петербургский фотограф Георгий Марков, снимавший перформанс, при этом объяснил «Медузе», что в акции участвовали левые активисты, поддерживающие фигурантов дела «Сети» и «Нового величия».

Участники перформанса рассказали «Медузе», что акцию придумал именно Павел Крисевич; он же собрал команду. «Это полностью идея Паши, а мы ему помогли в некоторых моментах. У него есть друзья, которым он доверяет, — и все. Этого достаточно», — сказала «Медузе» Анастасия Михайлова.

Крисевич также написал манифест акции, который, впрочем, не был опубликован. Михайлова процитировала «Медузе» несколько строчек из манифеста: «На томах сфабрикованных дел мы ставим не крест, а распятие. Мы выступаем за освобождение всех политических заключенных России, за полное и беспросветное уничтожение архивов политических преследований в стране и института репрессии в целом. И мы за освобождение искусства».

Сама акция готовилась около двух месяцев: активисты сооружали крест, изготавливали плащи, терновый венок и набедренную повязку. Все это происходило в «секретном месте», пояснили участники акции. За две недели до событий в Москве Михайлова предложила фотографу Георгию Маркову снять акцию, предварительно обсудив это с остальными участниками; Марков согласился, хотя не знал, что именно там будет происходить. В целях безопасности ему не стали об этом рассказывать заранее, объяснив только, что акция проводится в поддержку политзаключенных. «Чем меньше журналистов, тем выше шанс, что никто не спалится. Я и приехал один», — объяснил Марков.

За день до акции фотограф приехал из Петербурга в Москву, где встретился с другими участниками — тоже в «секретном месте». Только тогда ему рассказали, что планируется на Лубянке.


Активист провисел на кресте несколько минут. Потом его сняли полицейские — и унесли

5 ноября на Лубянской площади полиции было больше обычного, вспоминают активисты. Они предполагают, что полицейских выставили из-за прошедшего накануне «Русского марша», закончившегося задержаниями. «Из-за таких условий мы внесли корректировки и решили сделать акцию не в центре Лубянской площади, а с краешка. Но [изначально] хотели в центре», — сказал «Медузе» сам Крисевич (мы связались с активистом после задержания, но перед судом о его аресте).

Георгий Марков в разговоре с «Медузой» пояснил, что в день акции по всему периметру площади стояли автозаки. Из-за этого уже около 16:00 — примерно за пять часов до акции — активисты выставили у площади «дозор». «Дозорные» должны были сигнализировать, когда и где появляются полицейские.

Вечером к площади подъехал арендованный минивэн. «Все выходят оттуда, вытаскивают крест, выходит Крисевич голый в повязке, ребята с плащами „ФСБ“. Я вижу, из здания выходят два фэсэошника. Подумал, что это большая проблема, но они не обратили на нас внимания. И сотрудники полиции тоже проигнорировали нас, зашли в автозак погреться», — рассказал Марков. 

Активисты поставили крест, повесили на него Крисевича (его руки привязали к перекладине) в набедренной повязке и терновом венке из колючей проволоки. Четыре активиста раскидали вокруг креста толстые папки, символизирующие уголовные дела политзаключенных. На них были написаны имена Анны Политковской и Бориса Немцова, а также сестер Хачатурян, неофициальные названия дел «Сети» и «Нового величия».

Крест и тома облили веществом, которое горит при 40 градусах и не обжигает человека. Через 10 секунд после того, как появился огонь, а Крисевич закричал «Долой полицейское государство!» и «Свободу политзаключенным!», полицейские обратили внимание на происходящее. «Они вышли, смотрели и потом только среагировали. „Блин, какой-то чувак на кресте, кругом пожар!“ Они начали бежать: кто-то через дорогу, кто-то через подземный переход», — рассказал «Медузе» Марков, который в это время снимал акцию. 

У здания ФСБ сожгли уголовные дела и «распяли» активиста
Радио Свобода

Когда полицейские подошли к кресту, все активисты, кроме привязанного Крисевича, уже убежали. Впрочем, сам Крисевич вообще-то не хотел попасть в отделение: его руки специально фиксировали на кресте не очень сильно. «Но когда ты на кресте в середине горящих дел, а к тебе подходит полицейский со словами „Что вы тут висите?“ Я ему отвечаю: „Я привязан, я не могу“. И тогда подлетают остальные полицейские и оперативно снимают [меня с креста], порвав веревочки. Ты уже не можешь вырваться», — рассказал Крисевич «Медузе».

Всего Крисевич провисел на кресте от трех до пяти минут, после этого полицейские сняли его и понесли в автозак. Один из полицейских достал огнетушитель и потушил остатки горящих «уголовных дел». Пока Крисевич сидел в автозаке, к нему наведался глава наряда полиции на Лубянской площади. По словам активиста, он «швырнул в лицо» Крисевичу не догоревшие «уголовные дела». «Он [сотрудник полиции] понял, что ему прилетит очень серьезно, он очень сильно обиделся, ходил бурчал, называл тварью, а потом просто со всей силы по лицу ударил», — утверждает активист. 

Через полчаса после задержания дворники уже подметали тротуар и мыли место проведения акции с шампунем. Крисевича в это время отвезли в отдел полиции на Китай-городе. К нему приехал адвокат Сергей Тельнов от «ОВД-Инфо», а друзья передали активисту еду и одежду. Ночь Крисевич провел в отделе: на него составили протокол о повторном нарушении порядка проведения массовых акций. При этом Крисевича свозили в травмпункт, чтобы он смог зафиксировать след от удара полицейского на Лубянке. Документов с диагнозом у Крисевича и его адвоката пока нет.


Активиста арестовали на 15 суток. Но он доволен акцией

Уже на следующий день после акции, 6 ноября, обвинение в адрес Крисевича изменили — на статью о неповиновении сотрудникам полиции. Адвокат активиста Сергей Тельнов пояснил «Медузе», что обе статьи предусматривают административный арест, но изначальная статья — о повторном нарушении порядка проведения акций — не могла быть применена: ранее Крисевича арестовывали по другой статье, а наложенный за одну из акций штраф он оспорил и из-за готовящейся апелляции решение не вступило в силу.

При этом адвокат Тельнов отметил, что еще вечером 5 ноября сотрудники полиции не имели никаких претензий к активисту. Сам активист тоже говорит, что не сопротивлялся: «Меня просто сняли с креста и утащили в автозак». И все же Тверской районный суд Москвы признал Павла Крисевича виновным и арестовал активиста на 15 суток. 

В разговоре с «Медузой» Крисевич подчеркнул, что доволен тем, как прошла акция. Активистка Михайлова подтверждает, что перформанс прошел именно так, как его планировали: «Как это видел Паша — он точно реализовал. Главное донести идею, и у нас это получилось сделать». 

Facebook Comments

СВЕЖИЕ ПОСТЫ

ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

shares