«Мы обещали. Но это было устное обещание. Другим занимались, было некогда» Интервью Александра Корниенко — председателя партии «Слуга народа» и соратника Владимира Зеленского

Владимир Зеленский 2 февраля подписал указ о санкциях против депутата Верховной рады от партии «Оппозиционная платформа — За жизнь» (ОПЗЖ) Тараса Козака и телеканалов «112 Украина», NewsOne и ZIK, которыми он владеет. По данным СМИ, Козак связан с Виктором Медведчуком — еще одним депутатом и лидером ОПЗЖ которого называют «кумом Путина».

Владимир Зеленский 2 февраля подписал указ о санкциях против депутата Верховной рады от партии «Оппозиционная платформа — За жизнь» (ОПЗЖ) Тараса Козака и телеканалов «112 Украина», NewsOne и ZIK, которыми он владеет. По данным СМИ, Козак связан с Виктором Медведчуком — еще одним депутатом и лидером ОПЗЖ которого называют «кумом Путина». Санкции также предполагают блокировку активов, ограничение торговых операций, запрет на вывод капиталов из страны, а также полный или частичный запрет на совершение сделок с ценными бумагами на пять лет. После введения санкций в ОПЗЖ заявили, что инициируют процедуру импичмента президента Зеленского. «Медуза» поговорила с Александром Корниенко — ближайшим соратником Зеленского и председателем президентской партии «Слуга народа». Мы спросили у него, как можно вводить санкции в отношении гражданина собственной страны, чем отключение трех оппозиционных каналов отличается от давления на СМИ в России и боится ли Зеленский импичмента.


— Обычно вы отказываетесь от интервью любым российским СМИ — почему сейчас согласились?

— С независимыми СМИ мы стараемся общаться. И тут экстренная ситуация. Я думаю, что у читателей «Медузы» из России и со всего мира есть интерес к тому, что произошло, и хочется иметь возможность до них свою позицию донести.

— С чем связано решение Зеленского закрыть телеканалы 112, NewsOne и ZIK и ввести санкции против депутата от ОПЗЖ Тараса Козака?

— Это не личное решение президента. У нас предусмотрен юридический механизм: полномочия СНБО прописаны в украинской Конституции, а президент просто приводит его решения в действие своими указами. СНБО вчера такое решение принял на основе информации, полученной от Службы безопасности Украины (СБУ). Эта информация частично является секретной, но она дает основания считать, что данные телеканалы финансируются лицами из России. А с Россией у нас сейчас, как известно, непростая ситуация в плане финансирования разных террористических организаций и непризнанных республик.

— Можно ли как-то конкретизировать?

— Президент уже дважды комментировал эту ситуацию, мне кажется, этого вполне достаточно.

— Депутат Рады Нестор Шуфрич заявил, что указ президента незаконный, поскольку санкции могут вводиться только против иностранных юрлиц и физлиц. Сверялись ли в офисе президента с украинским законодательством, прежде чем принять эти меры?

— Все законно. В законе о санкциях Украины более широкая формулировка, которая позволяет вводить санкции и против граждан Украины, если они связаны с терроризмом или его финансированием.

— В данном случае речь о финансировании терроризма?

— Не берусь утверждать, но законные основания [для санкций] есть.

— По последним опросам, партия «Слуга народа» уступает первенство ОПЗЖ. Не связано ли решение с этим?

— Если бы оно было связано с какими-то рейтингами, то, наверное, были бы какие-то действия против ОПЗЖ, а не против связанных с партией телеканалов. У ОПЗЖ действительно есть небольшой рост рейтинга.

— 10 сентября 2019 года Interfax.ua цитировал ответ Зеленского на вопрос NewsOne: «Я очень уважаю каждый канал, и канал News One. Я никогда не закрывал в своей жизни ни одного канала. Я лично за свободу слова, и вы это прекрасно знаете. Я никогда в своей жизни не буду закрывать никакие каналы, не имею права, не имею полномочий». Что изменилось?

— Во-первых, президент не закрывал каналы. Давайте не утрировать. Он подписал указ про санкции, в результате чего эти предприятия и каналы не могут работать. Для нас тут важно разграничить, где СМИ, а где пропаганда и дезинформация. Эти три канала в меньшей степени похожи на СМИ, в большей — на агитационную площадку ОПЗЖ и всех пророссийских и антиукраинских политиков.

— Вы понимаете, что это опасная тенденция? В России так же пытались закрыть телеканал «Дождь», который называли агентом Запада.

— Думаю, что в России немного другая ситуация. У вас нет открытого военного конфликта на части территории. У вас нет большого соседа рядом, который на что-то претендует. Для нас это все-таки больше не про зачистку поля, а про информационную войну с Россией. У нас остается множество оппозиционных телеканалов: «Наш», канал «24», «Украина 24», «1+1»… Сложнее назвать тех, что позитивно говорят про власть.

— Председатель Рады [и член партии «Слуга народа»] Дмитрий Разумков при голосовании в рамках СНБО по этому вопросу воздержался. С чем связано его решение?

— Он воздержался, да. Это его позиция по данному вопросу, я не берусь комментировать.

— Можно ли говорить о расколе в партии?

— Раскола точно никакого нет. Он остается в команде. Просто у него своя позиция по этому вопросу, что у некоторых депутатов вызывает недоумение.

— На его отношения с президентом это как-то повлияло? 

— Я не берусь это комментировать.

— ОПЗЖ анонсировала импичмент в ответ на новость о санкциях. Насколько это технически возможно?

— Это невозможно. Для запуска процедуры импичмента необходимо создать следственную комиссию в Раде из 150 депутатов, у них даже этого числа нет. Скорее это их политическая позиция. Юридически никакой возможности это сделать мы не видим.

— Как вышло, что депутата от «Слуги народа» Александра Дубинского США обвинили во вмешательстве в американские выборы? 

— Не ко мне вопрос, а к США скорее.

— Но вы же возглавляете «Слугу народа».

— У нас демократия. Я депутату не запрещу вмешиваться в американские выборы. Он пошел, вмешался, совершил какие-то действия, писал письма конгрессменам. С нами он это не согласовывал. 

— В итоге его исключили из фракции.

— Это не столько результат санкций, сколько результат его поведения. Он не отозвался на предложение президента самостоятельно выйти из фракции.

— Почему исключение Дубинского из фракции, несмотря на инициативу президента, шло с таким скрипом?

— Против его исключения было 29 депутатов, 19 человек не голосовали. За высказались 198 человек. Понятно, что есть группа депутатов, к которой он близок.

— Вы имеете в виду группу депутатов, которых ассоциируют с олигархом Игорем Коломойским?

— Давайте просто назовем ее группой депутатов.

— Учитывая, что все эти депутаты остаются во фракции, не опасаетесь ли вы раскола?

— Пока все конструктивно работают. По ряду вопросов расхождения есть, но работа идет.

— У Зеленского затянувшийся конфликт с Конституционным судом. Как вы оцениваете эту ситуацию?

— Сейчас КС в полузамороженном состоянии — и это хорошо. Потому что решения, которые он принимал, были политически мотивированы и вряд ли полезны для страны. КС мог поотменять все реформы, которые были в том числе обязательством Украины перед нашими международными партнерами. На главу КС Александра Тупицкого заведено уголовное дело, президент, пользуясь своим правом по Уголовному кодексу, отстранил его на некоторый срок, и пока Тупицкий оспаривает свое отстранение, суд не может заседать. Главное, что он перестал вредить Украине.

Сейчас мы [«Слуга народа»] работаем над серией законопроектов, в том числе над усложнением процедуры работы Конституционного суда, чтобы у него было меньше возможностей принимать политические решения.

— Звучит как еще одна попытка президента получить больше контроля — на этот раз над КС.

— Тут этот контроль просто жизненно необходим. Мы сначала предпринимаем действия, принимаем законы, благодаря чему отменяется визовый режим Украины с ЕС, это важнейшее достижение. КС берет и говорит, что часть принятых законов являются неконституционными, что перечеркивает нашу работу, в том числе обязательства перед МВФ. Когда КС работает не на народ, а на бизнесменов, это точно не полезно для общества.

— Складывается впечатление, что с самого прихода на пост президента Зеленский только и делает, что борется с врагами. Есть ли какие-то достижения, которые президент может поставить себе в заслугу?

— Конечно. Мы провели серию базовых реформ, которые никто не проводил последние 25 лет. Это земельная реформа, отмена моратория на игорный бизнес и его регламентация, отмена монополии на спирт. Так как мы считаем, что государство не может быть эффективным собственником, мы разблокировали большую приватизацию. Запущен процесс децентрализации. В пять раз сократилось число депутатов местных советов. Есть успехи в борьбе с офшорами, теневым бизнесом. Есть программа «Большая стройка», которая позволила во время пандемии не допустить серьезного падения ВВП.

Мы считаем своим достижением принятие закона о референдуме. Кроме того, на прошлой неделе создано Бюро экономической безопасности, мы забрали у СБУ контроль над экономическими преступлениями, чтобы остановить эти «маски-шоу», которые всех кошмарили. Это большие для Украины реформы, которые со временем дадут приток инвестиций в страну.

— Еще одна резонансная для России тема — ужесточение языкового закона, который партия «Слуга народа» обещала исправить. Почему так ничего и не сделано — и вступили в силу нормы, принятые при Порошенко?

— Мы обещали его пересмотреть, но это было устное обещание. Другим занимались, было некогда.

— Ходят слухи, что Зеленский может выдвинуться на второй срок. Насколько это возможно с учетом падения рейтинга его и его партии? Не убьет ли это вообще его карьеру, учитывая, что он прямо обещал, что идет на одну каденцию?

— Рейтинги — вещь динамичная. По поводу выдвижения Зеленский примет решение и нас оповестит. Мы — его команда. И поддержим его в любом его решении, а граждане будут определяться. Но хотелось бы отойти от спекуляций на теме второго срока. Это отвлекает от более актуальных для Украины вопросов, связанных с экономикой и войной. Нам точно есть чем заняться, кроме обсуждения спекуляций.

Беседовала Елизавета Антонова

Facebook Comments Box

СВЕЖИЕ ПОСТЫ

ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

shares