Сюрпризы «Оскара-2021». Решение Киноакадемии оказалось одновременно справедливым и удивительным. Антон Долин рассказывает об итогах премии

В Лос-Анджелесе прошла 93-я церемония вручения наград Американской киноакадемии «Оскар». Главным сюрпризом стала актерская номинация — статуэтки за лучшую главную роль получили Фрэнсис Макдорманд и Энтони Хопкинс. Главным же триумфатором, ожидаемо для всех, стал фильм Хлои Чжао «Земля кочевников». Кинокритик Антон Долин — об итогах премии.

Самое поразительное в премии «Оскар» — ее способность каждый раз хоть чем-то, но удивить. Причем даже самых испытанных игроков, досконально изучивших коэффициенты вероятностей и сделавших предсказания по всем номинациям. Так случилось и на сей раз, хоть сюрприза в главной номинации не вышло: самый титулованный фильм года, драма Хлои Чжао «Земля кочевников», вновь был назван лучшим. К этой идее все уже настолько привыкли, что даже перестали удивляться совокупности страннейших факторов: победитель — малобюджетная независимая драма с актерами-непрофессионалами, а сама Чжао, награжденная и «Оскаром» за режиссуру, — всего вторая женщина, получившая приз в этой номинации, и второй подряд режиссер из Азии, одержавшая триумф на «Оскаре». Представлял режиссерскую номинацию ее предшественник — кореец Пон Чжун Хо, выходивший в эфир по телемосту из пустого сеульского кинотеатра.

Сюрпризы случились с актерами. И с самой драматургией премии — артистов в основной категории награждали уже после того, как был назван лучший фильм года. В женской номинации эксперты прогнозировали победу Виолы Дэвис из «Ма Рейни: Мать блюза» (уважаемая актриса-афроамериканка) или Кэри Маллиган из «Девушки, подающей надежды» (важная тема борьбы с сексуальным насилием), в мужской однозначно ставили на Чедвика Боузмана, сыгравшего в той же «Ма Рейни: Мать блюза» яркую роль и безвременно ушедшего из жизни. Просчитались в обоих случаях: статуэтки достались двум ветеранам и лауреатам — белым и немолодым, блистательным Фрэнсис Макдорманд («Земля кочевников») и Энтони Хопкинсу («Отец»), царственно проигнорировавшему церемонию. Что тут сказать? Иногда срабатывает не типовая премиальная конъюнктура, а обычная человеческая логика, и премии достаются попросту тем, кто сыграл лучше всех.   

Вообще «Оскар» получился на удивление гуманным, лишенным привычной церемонности и вымученности. И сокращенный хронометраж (всего три часа) пошел ему на пользу. Это при том, что лауреатам дали время на более длинные и обстоятельные речи. Тут же выяснилось, что большинству особо нечего сказать — интересными речами или эмоциональными реакциями этот вечер вряд ли запомнится. Разве что стоит отметить волчий вой невозмутимой Макдорманд и трогательное кокетничанье выдающейся корейской бабушки Юн Ё Чжон с вручавшим ей приз Брэдом Питтом. 

Да, за женскую роль второго плана наградили (тоже впервые в истории) кореянку, несомненную звезду фильма «Минари», а за мужскую — Дэниела Калуя, сыгравшего харизматичного лидера «Черных пантер» в «Иуде и черном мессии». Выходит, о расовом и языковом разнообразии в актерских номинациях тоже не забыли — впрочем, и вне этих соображений обе работы заслуживали наград.

«Оскар» вышел поразительно сбалансированным, не обидным ни для кого. «Отец» принес «Оскара» еще и сценаристам — французу Флориану Зеллеру (он же режиссер картины) и его британскому соавтору Кристоферу Хэмптону. «Девушка, подающая надежды» обеспечила сценарную статуэтку захлебнувшейся от счастья дебютантке — английской постановщице Эмиральд Феннел. «Иуда и черный мессия», кроме приза за работу актера, получил «Оскара» за лучшую песню «Fight for you» (H.E.R., DʼMile и Тиара Томас). А за музыку — в случае этого фильма премия отнюдь не второстепенная — наградили «Душу», необычное трио из индастриал-музыкантов Трента Резнора и Аттикуса Росса с джазменом Джон Батистом. «Душа» же была признана под овацию зала лучшей полнометражной анимацией. «Звук металла», драма о теряющем слух рок-барабанщике, удостоен двух важных «Оскаров» — за звук (тут у него конкурентов не было) и монтаж. «Ма Рейни: Мать блюза», в отсутствие актерских трофеев, утешилась премиями за грим и костюмы. «Довод», конечно же, получил «Оскар» за визуальные эффекты: в этом у него не было конкурентов. Даже амбициозный и сложный «Манк» Дэвида Финчера, которому заранее не без злорадства сулили пролет по всем пунктам, принес съемочной группе премии за работу художников-постановщиков и оператора — Эрика Мессершмидта («Охотник за разумом»), в самом деле, виртуозно воспроизведшего на экране Голливуд 1930-х.  

Обделенной оказалась лишь команда «Суда над чикагской семеркой» Аарона Соркина: им не досталось ничего. Возможно, в этом можно усмотреть знак сущностных, а не формальных перемен. Эталонная голливудская картина, образец политической судебной драмы, осмысленной, трогательной и ладно скроенной под премиальный сезон, в причудливом сезоне 2020/21 выглядит как необязательный привет из прошлого. Таким же несколько нелепым анахронизмом кажется и красная дорожка, да и сам ритуал подбирать парадные праздничные костюмы и платья «под „Оскар“». 

Все прошлые годы главная американская премия транслировала через телеэкраны образ недоступного мира кинозвезд, участвующих в праздничном театральном ритуале. В этом году шоураннером церемонии был Стивен Содерберг, и «Оскар» вдруг обрел скупую, чуть ли не суховатую и деловитую манеру. Зато в нем прибавилось кинематографичности. Место громоздкого оркестра занял одинокий диджей (музыкант Questlove — фронтмен группы The Roots). Живая камера не боялась ловить случайные неловкости, не упускала и лиц, скрытых за медицинскими масками. Умелый быстрый монтаж соединял локации в разных странах и на разных континентах: Саша Барон Коэн улыбался зрителям из Австралии, Оливия Колман — из Лондона, Пон Чжун Хо не покидал Кореи, но казалось, что находится в соседнем павильоне. Использовались разные языки — от корейского до языка жестов, а награжденный за лучший иностранный фильм датчанин Томас Винтерберг выглядел не бедным родственником из Европы, а полноправным участником шоу. 

Экраны становились порталами в сопредельные пространства, и образ вокзала — действо происходило в помещении Union Station, — оказался очень точным: в эпоху закрытых границ нет лучшего метода для путешествий, чем кино. Именно этот аспект добавил «Оскару»-2021 праздничности — и даже позволил на время забыть о том, что лучшим признан фильм о людях, странствующих не от хорошей жизни, а потому, что остались без дома. 

Facebook Comments Box

СВЕЖИЕ ПОСТЫ

ПОДПИСКА НА НОВОСТИ