Вт. Май 21st, 2019
Давор Драгичевич на митинге 30 декабря 2018 года, Баня-Лука AFP / Scanpix / LETA

Давор Драгичевич на митинге 30 декабря 2018 года, Баня-Лука AFP / Scanpix / LETA

Бывший официант вышел на одиночный пикет из-за убийства сына.

В Республике Сербской — части Боснии и Герцеговины — с марта 2018 года продолжаются акции протеста из-за убийства 21-летнего студента Давида Драгичевича. Они начались с одиночных пикетов его отца, который обвинил власти в том, что те покрывают убийц, а теперь превратились в крупнейшие политические демонстрации за последние годы. Милорад Додик, который руководит республикой больше 12 лет и считается пророссийским националистом, обвиняет в беспорядках западные страны.

Теперь он возглавляет многотысячные протесты в Боснии и Герцеговине.

В Республике Сербской — части Боснии и Герцеговины — с марта 2018 года продолжаются акции протеста из-за убийства 21-летнего студента Давида Драгичевича. Они начались с одиночных пикетов его отца, который обвинил власти в том, что те покрывают убийц, а теперь превратились в крупнейшие политические демонстрации за последние годы. Милорад Додик, который руководит республикой больше 12 лет и считается пророссийским националистом, обвиняет в беспорядках западные страны.

В марте в боснийском городе погиб студент. Власти заявили, что он был вором и употреблял наркотики; отец юноши начал акции протеста

В ночь на 18 марта 2018 года Давид Драгичевич, студент-электротехник из города Баня-Лука, исчез. Через шесть дней его покрытое синяками тело нашли в протекающей через город реке; сотрудники полиции на специальной пресс-конференции заявили, что в ночь исчезновения Драгичевич совершил кражу со взломом, а потом, скорее всего, утонул, будучи в состоянии алкогольного и наркотического опьянения.

Отец студента — 49-летний официант Давор Драгичевич — категорически отверг версию полиции. Он обвинил власти в том, что они покрывают настоящего убийцу сына — а возможно, были соучастниками преступления. В частности, Драгичевич-старший потребовал ответа на вопрос, почему расследование было поручено отделу по борьбе с организованной преступностью, а не обычной криминальной полиции.

Вскоре Драгичевич начал проводить одиночные пикеты на центральной площади Баня-Луки. За несколько недель к ним присоединились сотни человек — ежедневно они собирались в шесть вечера под лозунгом «Справедливость для Давида».

Независимые эксперты опровергли версию властей. Главу МВД заподозрили в покрывательстве преступников

Многочисленные синяки, найденные на теле студента, заставили усомниться в официальной версии и многих представителей общественности. Давид Драгичевич носил дреды, писал стихи и не скрывал либеральных взглядов; его друзья и однокурсники высказали предположение, что юношу попытались представить наркозависимым, сыграв на консерватизме местного общества.

В Сербии по просьбе Драгичевича-старшего провели дополнительную экспертизу. Белградские патологоанатомы установили, что Давид провел в воде от двух до четырех дней, а значит, был жив как минимум в течение двух суток после исчезновения. Кроме того, они не исключили, что найденные синяки были следами пыток. Мать Давида и бывшая жена Драгичевича, живущая сейчас в Вене, отправила прядь волос сына в одну из австрийских лабораторий, эксперты которой не нашли на ней следов наркотиков.

Министр внутренних дел Республики Сербской Драган Лукач продолжал настаивать на том, что полиция сделала все возможное для расследования, а оснований заподозрить убийство не было. Однако 19 апреля, через несколько часов после того, как президент республики Милорад Додик встретился с Давором Драгичевичем, вся следственная группа была заменена.

Несколько недель спустя журналист Слободан Вашкович в своем блоге обвинил в гибели Драгичевича-младшего высокопоставленных сотрудников отдела по борьбе с организованной преступностью, которому и было поручено расследование. По его версии, таким образом они пытались скрыть какие-то факты о своей связи с наркомафией, которые стали известны молодому человеку. Вашкович также заявил, что глава МВД покрывает своих подчиненных (тот пригрозил исками за клевету). В июле полиция признала, что молодой человек был убит, но до сих пор по этому делу не задержан ни один человек.

Протесты в поддержку Драгичевича стали политическими. И не прекратились даже после выборов

Протесты не стихали — и вскоре к ним присоединилась молодежная неправительственная организация «Рестарт», основанная полтора года назад. «Смерть Драгичевича придала нам новую политическую динамику, которая сделала все мощнее и больше, — рассказалнемецкому изданию TAZ его лидер, 27-летний Стефан Блажич. — Мы хотим мирными средствами добиться демократизации и обновления сербской части страны».

В октябре 2018 года в Республике Сербской проходили выборы — и многие ждали, что ситуация вокруг убийства Драгичевича повлияет на их результаты. Накануне голосования в Баня-Луке прошла манифестация с участием 40 тысяч человек — это почти 20% населения 250-тысячного города. Тем не менее правящая партия «Альянс независимых социал-демократов» не просто выиграла, но даже немного улучшила свой результат.

Власть в республике сохранил серб Милорад Додик, который в 1998–2001 годах был главой правительства, а с 2006 года руководит ей, чередуя посты премьера и президента. Подобно венгерскому премьеру Виктору Орбану, он начинал как прозападный политик, но впоследствии получил репутацию националиста и противника межэтнического мира в Боснии и Герцеговине. Кроме того, его подозревают в пророссийских настроениях. В 2017 году США ввели против Додика персональные санкции.

После выборов протесты, поддержанные оппозиционными партиями, не стихли. Более того, количество постоянных участников митингов за несколько месяцев еще больше увеличилось. При этом Давор Драгичевич говорит, что у него нет политических амбиций.

В группе «Справедливость для Давида» в фейсбуке сейчас состоят почти 270 тысяч человек, акции в поддержку Драгичевича прошли во многих городах Европы. В частности, протест поддержал боснийский мусульманин Муриз Мемич, сын которого погиб два с половиной года назад. По версии следствия, это была обычная автокатастрофа, но Мемич-старший также считает, что власти покрывают истинных преступников.

Западные СМИ пишут, что гражданский протест против неработающих институтов и несправедливой правоохранительной и судебной системы объединил все части Боснии и Герцеговины, которая больше двадцати лет находится на грани раскола по этническому признаку. Представители Евросоюза назвали «поразительным фактом» то, что два отца смогли мобилизовать больше людей на борьбу с беззаконием, чем любая политическая партия.

Власти перешли к жестким мерам. Они обвиняют Великобританию в организации беспорядков; Давор Драгичевич был вынужден скрыться

Вскоре после победы на выборах Милорад Додик обвинил иностранные правительства в потворстве «беспорядкам», а позже уточнил, что за ними стоят власти Великобритании. «Улица не будет моделью политических решений в Республике Сербской», — заявил он на одной из пресс-конференций.

17 декабря после очередной акции Давора Драгичевича вызвали в суд по обвинению в «угрозе [общественной] безопасности». Явиться туда он отказался и 25 декабря был временно арестован. В тот же вечер единомышленники Драгичевича во главе с его бывшей женой Сусанной собрались в кафедральном соборе Баня-Луки, чтобы зажечь свечи в память о Давиде. После этого они собирались провести митинг, но полиция разогнала их с помощью слезоточивого газа.

Самого Драгичевича вскоре отпустили. 30 декабря он возглавил очередной марш протеста, после чего исчез. Как пишет The New York Times, он опубликовал видеообращение, в котором рассказал, что не сбежал, а просто временно скрывается от преследований властями. Мужчина призвал единомышленников продолжать борьбу «мирно и с достоинством».

«По делу об убийстве Давида Драгичевича не арестован ни один человек, — отметил оппозиционный политик Драско Станивукович. — По делу о протестах против отсутствия расследования арестовали больше двадцати».

Facebook Comments

СВЕЖИЕ ПОСТЫ

ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

shares