2010-е годы оказались тяжелым временем для мировой экономики. Но в некоторых странах жить стало намного лучше (спойлер: в лидерах роста — Эфиопия и Бангладеш)

В 2010-х темпы роста мировой экономики замедлились: в 2000-е они в некоторые годы превышали 5%, а начиная с 2012-го ни разу не были выше 4%. В 2019 году рост впервые после глобального кризиса 2008–2009 годов не превысил 3%. Медленно растут как развитые экономики, так и развивающиеся, которые были двигателем глобального роста в XXI веке.

Например, Россия, один из лидеров 2000-х, в 2010-е замедлилась едва ли не сильнее всех в мире — она была в первой десятке по росту ВВП на душу населения, а теперь не входит даже в первую сотню. Но несколько десятков стран и в 2010-е сохранили высокие темпы роста. «Медуза» выбрала несколько примеров того, как можно развиваться в трудные для всех времена.


Эфиопия

Рост ВВП на душу населения — 193%

По данным МВФ, Эфиопия стала абсолютным лидером по росту ВВП на душу населения. В 2000-е годы ее экономика начала расти с крайне низких позиций — страна только начала восстанавливаться после неудачного социалистического эксперимента, десятилетий гражданской войны и отделения Эритреи. Власти Эфиопии действовали по заветам МВФ для беднейших африканских государств: заняли деньги и начали строить дороги, больницы, школы и прочую инфраструктуру, чтобы запустить первоначальный рост. Но если другие африканские страны, которые следовали этому рецепту, затем пытались развивать частный бизнес, то Эфиопия продолжила наращивать государственные инвестиции. Результатом стали очень высокие темпы роста ВВП на душу населения (даже при быстром росте численности этого населения), высокая инфляция и опасный уровень госдолга. Рост частного бизнеса при этом сдерживался высокими налогами.

Чтобы страна не свалилась в долговой кризис и смогла удержать курс местной валюты, МВФ в декабре 2019 года предоставил ей срочный кредит в три миллиарда долларов. Взамен Эфиопия обязалась уменьшить долю государства в экономике и улучшить бизнес-климат. В ближайшее время быстрый рост продолжится, считают эксперты МВФ, но если не проводить реформ, все может закончиться кризисом. Несмотря на достигнутые темпы, ВВП на душу населения в Эфиопии все еще ниже, чем в большинстве африканских стран.


Китай

Рост ВВП на душу населения — 180%

Китай все еще остается одним из лидеров по росту экономики. Она уже претендует на звание самой большой в мире, но по отношению ВВП к численности населения уступает даже России (хотя этот разрыв быстро уменьшается).

В 2000-е Китай ориентировался главным образом на производство — он по праву считался «сборочным цехом» всего мира. Главными двигателями роста были урбанизация и иностранные инвестиции: население перетекало из бедных сельских районов в города, где открывались фабрики, обслуживающие иностранные компании. Одним из результатов экономической политики стал рост благосостояния населения, а следовательно, и внутреннего спроса. Именно на внутренний спрос Китай попытался переориентировать экономику в 2010-е годы. Для этого государство обязало иностранные компании создавать совместные предприятия с китайскими, чтобы последние могли получать технологии, а не просто собирать на экспорт товары из готовых частей. Также власти вложились в развитие науки и инфраструктуры. Была разработана программа «Сделано в Китае — 2025», которая должна превратить страну в мирового технологического лидера.

После кризиса 2008–2009 годов китайская экономика хотя и замедлилась, но не намного. В стране были созданы целые отрасли экономики, что отразилось и на структуре экспорта: доля текстиля снизилась, а доли машиностроительной и электронной продукции продолжили быстро увеличиваться. Однако к концу десятилетия у Китая возникли большие проблемы: торговая война с США и, возможно, собственный долговой кризис. Прогнозы на будущее десятилетие для Китая отличаются кардинально — от глубокого кризиса до продолжения бурного роста.


Мьянма, Лаос, Камбоджа

Рост ВВП на душу населения — 167%, 164% и 162% соответственно

Три страны Индокитая идут по стопам «азиатских тигров». В Таиланде и даже во Вьетнаме стоимость труда достигла уровня, который уже не позволяет размещать там самые дешевые производства для иностранных компаний (прежде всего производителей одежды). Например, Вьетнам уже переориентирует свою экономику на производство электроники — в этом ему помогают в том числе китайские компании, для которых производство деталей в Китае, в свою очередь, тоже становится слишком дорогим. Производство тканей и одежды постепенно перемещается к более бедным соседям — в Лаос, Мьянму и Камбоджу.

У каждой из трех стран есть и свои особенности: так, Мьянма поставляет в Китай и Таиланд газ, а Лаос — электроэнергию с ГЭС на реке Меконг. Однако дальнейший их рост почти полностью зависит от новых текстильных (а впоследствии и высокотехнологичных) иностранных фабрик и от стабильности роста в Китае и Таиланде, которые являются их главными торговыми партнерами и главными же инвесторами.


Бангладеш, Индия

Рост ВВП на душу населения — 166% и 162% соответственно

У двух соседних стран почти одинаково высокие темпы роста, но при этом разный прогноз на будущее. В начале XXI века Индия была одним из лидеров роста, на который почти не влияли мировые финансовые кризисы. Однако к новому десятилетию страна подходит в предкризисном состоянии: двигатели роста — внутренний спрос и частные инвестиции — уже заглохли, рост ВВП в 2019-м оказался самым низким за многие годы — 4,5% по сравнению с 7% годом ранее. Увеличить инвестиции мешают долги частного сектора и государства, которые достигли опасного уровня, считает МВФ. 

Соседи Индии, которые в 2010-е также выбились в лидеры по росту ВВП на душу населения (Бангладеш, Шри-Ланка, Непал), пока не показывают никаких признаков кризиса. Возможно, дело в том, что их экономика все еще устроена намного проще индийской. Если Индия делала ставку на хай-тек — производство компьютерных программ и лекарств, то соседи пока довольствуются переориентацией с менее производительного сельского хозяйства на более производительное текстильное производство. Несколько веков назад Бангладеш (Бенгалия) была одним из лидеров мировой экономики, но под властью Великобритании испытала тотальную деиндустриализацию. Только в последние годы страна вернула себе звание мирового «пошивочного цеха». Экономисты считают, что рост ее экономики сохранится на уровне выше 7%, даже несмотря на замедление Индии.


Монголия

Рост ВВП на душу населения — 165%

Монголия — одна из немногих почти чисто сырьевых экономик, которая росла в 2010-е. Основная статья монгольского экспорта — медь. Ее главным потребителем является бурно развивающаяся электронная промышленность на Западе и в Китае. Цена на металл остается высокой уже почти 15 лет (если не считать падения во время кризиса 2008–2009 годов). В остальном Монголия остается страной скотоводства, в котором занят каждый четвертый житель. Здесь, на первый взгляд, также наблюдается бурный рост: поголовье овец в 2010-е увеличилось многократно. Однако именно это может привести страну к кризису: бурный рост животноводства вызвал иссушение почв, которое угрожает экологической катастрофой, полагают эксперты МВФ.


Ирландия

Рост ВВП на душу населения — 162%

Ирландия — единственная страна Евросоюза в первой десятке по росту ВВП на душу населения. Между тем в 2019 году рост будет относительно скромным — чуть более 4%. Такой же уровень фиксировали и во все остальные годы десятилетия, кроме одного: в 2015 году ирландский ВВП вырос на 26,3% — это абсолютный рекорд для сколько-нибудь развитых экономик. Причина — низкие корпоративные налоги, которые были введены в стране в 2010-е. Вместе с хорошим качеством образования и инфраструктуры, европейскими судами и законами низкие налоги привлекли крупнейшие мировые компании вроде Intel, которые решили перенести в Ирландию значительную часть производства. Причем размеры компаний были сравнимы с самой ирландской экономикой. Пик переезда пришелся на 2015 год, что и вызвало аномальный всплеск. Если сгладить этот пик, то рост ВВП не превысит 6,5%, подсчитали экономисты. Но и этот результат позволил Ирландии подобраться к китайским темпам роста.


Грузия

Рост ВВП на душу населения — 153%

Пример успеха разумной экономической политики для небольшой страны. Десятилетие реформ госуправления привело к увеличению объема прямых иностранных инвестиций, которое продолжалось до 2017 года. Теперь росту экономики не мешают даже внутренние конфликты и споры Тбилиси с главным торговым партнером — Россией. Несмотря на очередной виток противостояния с Москвой, рост ВВП на душу населения в 2018–2019 годах сохранился на уровне выше 4%. В 2019 году прямые иностранные инвестиции упали, но это никак не связано с конфликтом с Россией: просто в 2018 году закончилось строительство нефтепровода, инвестором которого была британская BP. Россия не входит в пятерку стран — источников инвестиций в Грузию. Лидирует как раз Великобритания.

Главными отраслями в Грузии остаются туризм и сельское хозяйство. Согласно официальной статистике, этим летом Грузию посетили больше россиян, чем летом 2018 года, когда еще не был введен запрет на полеты российских авиакомпаний в эту страну.


Литва, Латвия, Эстония

Рост ВВП на душу населения — 153%, 150% и 140% соответственно

По росту ВВП на душу населения страны Балтии уступают в Евросоюзе только Ирландии. Латвия, Литва и Эстония очень сильно пострадали во время кризиса 2008–2009 годов. Возобновить рост они сумели благодаря разумному управлению после кризиса, сбалансированным бюджетам, низким долгам и т. д. Правда, сейчас они развиваются уже не так быстро, как во второй половине 2000-х, когда их называли «балтийскими тиграми».

Во время кризиса страны Балтии пережили мощный отток населения в более благополучные государства ЕС. В Латвии и Литве этот отток продолжается, в Эстонии число жителей стабилизировалось в середине 2010-х. По этой причине ВВП на душу населения в Латвии и Литве растет быстрее, чем сама экономика.

Страны Балтии почти за 30 лет независимости довольно далеко ушли от России: у всех них есть партнеры из ЕС, не уступающие ей по товарообороту. Однако из-за структуры экономики, как отмечают эксперты, Латвия и Литва пока что остаются в группе «бедных родственников» ЕС. Доля сельского хозяйства в обеих странах выше, чем в среднем по Евросоюзу; ситуацию не изменили даже российские антисанкции, закрывшие для стран Балтии крупнейший рынок. При этом цены на продукты тут выше, чем во многих странах Восточной Европы. 

Подвижки есть: например, Литва увеличила экспорт в Европу за счет роста производства мебели. Но, как считают эксперты МВФ, если Латвия и Литва не ускорят рост факторной производительности, они не смогут радикально улучшить качество жизни населения, а значит, не сумеют прекратить его отток на Запад. Рано или поздно это снизит темпы их роста.

Примером для Латвии и Литвы может быть Эстония: ей удалось стать одним из лидеров Европы по технологическим стартапам. Прямые иностранные инвестиции в Эстонию быстро растут. Зарплаты в стране уже в полтора раза выше, чем у соседей.


Руанда

Рост ВВП на душу населения — 151%

Любимый иностранными экспертами пример экономических реформ в одной из беднейших стран Африки. Но привели они к неочевидному результату. Реформы, начавшиеся после геноцида середины 1990-х, были призваны сделать Руанду региональным экономическим и технологическим лидером. Ориентиром для властей страны был Сингапур с его свободной средой для инвестиций при сохранении высокой роли государства в экономике и полном доминировании одной партии в политике.

В первые годы реформ в Руанде действительно наблюдались высокие темпы роста (так обычно бывает после масштабных катастроф и войн); резко выросла продолжительность жизни и доступность среднего образования. Однако экономическое чудо длилось менее 20 лет: в последние годы темпы роста упали с двузначных показателей до почти среднего по региону уровня. Сингапур построить не получилось: инвестируют в экономику Руанды в основном не частные компании, а государство. Источником этих инвестиций служат иностранные гранты и кредиты.

Очередная официальная программа трансформации Руанды от 2017 года признает, что цели предыдущих 10 лет не достигнуты, и ставит цели более скромные, но достижимые: продолжение борьбы с бедностью и усиление урбанизации. Всемирный банк полагает, что Руанда достигла предела в модели роста, основанной на государственных инвестициях.


Бонус — Туркмения (на самом деле нет)

Рост ВВП на душу населения — 180%. Но это не точно

Туркмения в прошедшее десятилетие заняла третье место в мире (сразу после Эфиопии и Китая) по росту ВВП на душу населения. МВФ каждый год сообщает о высоких темпах роста экономики страны, замечая при этом, что государственная статистика «нуждается в улучшениях», чтобы заслужить «рост доверия» к властям. Экономисты отмечают, что все статистические данные предоставляет правительство, а другие получить не представляется возможным. Из Ашхабада сообщали о продолжающемся бурном росте экономики даже тогда, когда единственный проверяемый показатель — стоимость экспорта, основой которого является природный газ, — демонстрировал падение (из-за снижения мировых цен на топливо в 2014–2016 годах). Газовая отрасль Туркмении фактически продана Китаю за кредиты, выданные на жестких условиях. При этом добыча увеличивается медленно, так как Пекин никак не может достроить новые газопроводы в Китай через другие страны Средней Азии. 

Одновременно люди, которым удалось покинуть Туркмению, сообщают о тотальном дефиците продуктов и чуть ли не голоде. Официальный курс валюты и курс на черном рынке отличаются многократно. В стране применяется практика полунасильственного привлечения трудовых ресурсов на сбор урожая хлопка. Инвестиции направляют главным образом в газодобычу и строительство дворцов и пустующих пансионатов.

Facebook Comments

СВЕЖИЕ ПОСТЫ

ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

shares