Gianni Fiorito / Venice International Film Festival

Gianni Fiorito / Venice International Film Festival

«Новый папа» — продолжение сериала Паоло Соррентино с Джудом Лоу и Джоном Малковичем Рассказываем, что в нем произошло. Осторожно, спойлеры!

На «Амедиатеке» вышло продолжение сериала Паоло Соррентино о Ватикане — «Новый папа», в котором понтифика играет Джон Малкович. Премьера шоу состоялась на Венецианском кинофестивале. Кинокритик Егор Москвитин посмотрел новые серии и рассказал об отличиях этого сезона от предыдущего.

Что происходит в новом сезоне

Папа Пий XIII (Джуд Лоу) лежит в коме, а у стен госпиталя в Венеции, где он находится, разбили лагерь верующие. Кто-то из них молится за понтифика, а кто-то стоит в нескончаемом пикете, требуя расследовать ситуацию, — они считают, что папе отомстили за реформы и его необычные взгляды. Тем временем лидеры Святого престола ищут нового главу католической церкви. В шорт-листе — радикал, обещающий лишить римскую курию всех богатств, и умеренный либерал.

Последнего зовут Джон Брэннокс (Джон Малкович), он английский аристократ с бесконечно печальными, но аккуратно подведенными, как у рок-звезды, глазами. У Брэннокса был брат-близнец, погибший в юности. После его смерти Джон перестал мечтать о собственной рок-группе и стал священником — специалистом по обращению англиканцев в католиков. Он же написал книгу «Срединный путь», идеи которой понравились напуганному Пием XIII Святому престолу.

Gianni Fiorito / Venice International Film Festival
Gianni Fiorito / Venice International Film Festival

Чтобы убедить Брэннокса стать понтификом, из Рима в его английский замок приехали все ватиканские функционеры — госсекретарь Войелло, кардинал Гутьерес, влюбленный в него кардинал Ассенте и глава пиар-службы церкви София. Прибыв в поместье ночью, гости спросили у дворецкого, обитают ли в доме духи, тот с улыбкой кивнул. В тот же вечер почти каждому из героев явился Пий XIII — чтобы отговорить от греха, утешить во грехе и отпустить грех.

Кроме Джона Малковича в «Новом папе» сыграла российская актриса Юлия Снигирь — она главный протагонист седьмой серии. Окружающие называют ее скорбящей Мадонной, и, пожалуй, это все, что стоит знать заранее, — другие детали разрушат красивый и пронзительный фрагмент с ее участием. В то же время другую Мадонну — Пьету Микеланджело в соборе Святого Петра — угрожают взорвать исламские фундаменталисты. Произойдет это или нет, неизвестно, но режиссер Паоло Соррентино, в фильмах которого не бывает случайных кадров, в каждой серии заставляет то одних, то других героев принимать позу Богородицы, оплакивающей Христа.


Чем «Новый папа» отличается от «Молодого»

В новом сезоне съемочной группе Соррентино наконец-то открыли вход в настоящий Ватикан, который в прошлом сезоне приходилось реконструировать в пятидесяти локациях Рима и Венеции. Другое отличие «Нового папы» — в этот раз режиссер еще наглее заигрывает с публикой: монахини здесь танцуют гоу-гоу в залитых неоновым светом дворцах; героиня Сесиль Де Франс — София — занимается сексом по видеосвязи, а призрак Пия XIII наблюдает за ней с края постели; он же идет по пляжу в белоснежных плавках и достает сигарету из крестика на груди девушки. 

Появились и новые сюжеты. Самый рискованный из них — но пока что никак не проиллюстрированный эпизодами в Венеции — это появление исламских фундаменталистов. Другой, более очевидный, — рефлексия по поводу политического популизма. «Brexit — шаг к дехристианизации Европы», — сокрушается герой Малковича, который сам когда-то заманивал людей в церковь с помощью разговоров о гольфе и сексе. Персонаж Малковича постоянно ведет диалог с Пием XIII о развитии церкви, но последнему для этого даже не нужно выходить из комы.


Что Соррентино сохранил

В остальном второй сезон мало чем отличается от предыдущего — он сохранил и удивительную красоту каждого кадра, и нежную иронию, избавляющую сериал от излишнего пафоса. Герои постоянно обращаются к зрителю, пытаясь его утешить и рассмешить. «Меня зовут Памела», — представляется папе робкая монахиня. «Как будто имя из какого-то сериала», — улыбается он в ответ. Сюжетная линия Юлии Снигирь напоминает, что в сериале нет героев, о которых нельзя было бы снять полноценный фильм.

«Новый папа». Тизер
HBO

Сценарий «Нового папы» снова превратился в сборник цитат на любой случай жизни — хоть скептики и скажут, что эти мудрости скорее напоминают строчки из романов кого-нибудь вроде Паоло Коэльо: «Религия должна быть поэзией», «Удовольствие ведет к боли», «Любовь — абстрактный, но необходимый концепт», «Я очарован невыносимым несовершенством мира», «Вы человек из бархата, он — из фарфора», «Погода в Англии — мука, а жизнь — адаптация к погоде». 

На полюсах сериала все равно остаются вера и наслаждение. С одной стороны, зритель снова задумается о том, почему Бог не помогает всем. С другой стороны, гедониста Соррентино всегда интересовала чувственность. Если героям «Великой красоты» и «Молодости» толком не приходилось расплачиваться за свои страсти — ведь те были частью их творческой и свободолюбивой натуры, то сериал про священников — совсем другое дело: наслаждения в нем идут рука об руку со страданиями, а радости — с чувством вины. Вот и гадай, о чем больше мечтает лежащий в коме Пий XIII — о воссоединении со своей паствой или о пачке сигарет и бутылке вишневой колы?

Facebook Comments

СВЕЖИЕ ПОСТЫ

shares