Украинский вопрос формально не был ключевым на последнем в этом году саммите ЕС. По крайней мере, если доверять повестке дня.

Первыми пунктами в ней значились отношения с Турцией и другими странами (прежде всего – в противодействии нелегальной миграции), обеспечение устойчивости экономического развития, борьба с безработицей. Наконец, лидеры ЕС не могли не обсудить ситуацию в Сирии.


Сирийскому вопросу пытались придать как можно больший вес и символизм.

В частности, для этого в Брюссель прилетел мэр Восточного Алеппо, захваченного накануне войсками Асада и Путина. Брита Хаджи Хасана пригласили принять участие в первой части саммита, вместе с европейскими лидерами.

И лишь в конце повестки дня шли два вопроса, связанные с Украиной: продление санкций против РФ и выход из тупика ратификации Соглашения об ассоциации с Украиной.

В этот тупик Европейский Союз завели Нидерланды, а точнее – ее граждане, 6 апреля на референдуме проголосовавшие против СА. К тому же нидерландский референдум поставил под угрозу способность ЕС заключать международные соглашения, а потому эта проблема стала головной болью не только Киева, но и Брюсселя.

Предложенный Нидерландами компромисс был известен – подписание дополнительного документа, который должен был дать ответ на опасения жителей Королевства. В частности, ЕС должен признать, что ассоциация не гарантирует Украине членства (хотя и не закрывает такую возможность), не дает доступа к программам развития ЕС, а также не предоставляет военных гарантий (см. публикацию “Нидерланды и ассоциация: что утвердят в четверг в Брюсселе”).

Но даже против таких формулировок в Брюсселе публично выступила группа “друзей Украины”.

“Реакция Нидерландов выглядит оскорбительной для украинцев. Мы до конца боролись за то, чтобы формулировки в этом документе были более дружественными по отношению к Украине, в частности, показали, что Украину ждут в ЕС”, – говорила впоследствии польский премьер Беата Шидло.

Впрочем, от более дружественной Украине редакции пришлось отказаться, ведь у нее не было шансов быть принятой впоследствии нидерландскими парламентариями. Поэтому сначала Киев, а потом и “друзья” были вынуждены согласиться на предложенный компромисс.

Это должно было гарантировать завершение сериала с ратификацией Соглашения об ассоциации.

В конце концов, прибыв на заседание саммита, премьер Нидерландов Марк Рютте заявил, что “очень мотивирован” добиться компромиссного решения. “Мы должны его достичь, иначе Соглашение не будет ратифицировано”, – сказал Рютте.

Однако, уже после начала Саммита, в кулуары стали поступать тревожные новости.

Один за другим участники делегаций разных стран начали осторожно предполагать, что решение будет отложено.

“В конце концов, у вас уже есть зона свободной торговли с ЕС, а поэтому для вас фактически мало что изменится. Да, решение вопроса ассоциации может быть перенесено, но это лишь формальность”, – убеждал представитель делегации Франции. В пресс-службе Совета ЕС добавляли – по результатам переговоров возможно любое решение. Даже самое неожиданное: “Неслучайно мы поддерживаем постоянный телефонный контакт с президентом Порошенко”.

Не менее пессимистические прогнозы озвучивали и голландцы. “Понимаете, это очень сложный вопрос, а потому найти компромисс непросто. Далеко не все согласны с нашими предложениями”, – говорил представитель делегации Нидерландов.

Показательный момент – уйдя после журналистских вопросов, дипломат через несколько минут вернулся и обратился к корреспонденту ЕвроПравды: “Я вижу, что не убедил вас. Но я хочу, чтобы вы поверили мне – все действительно очень сложно”.

На фоне нидерландской “зрады” стало известно еще об одной.

На сайте Европарламента неожиданно изменилась ориентировочная дата голосования за украинский безвиз. Сместили более чем на два месяца – с 1 февраля на 3 апреля, хотя только 4 дня назад дату  уже переносили, с января на февраль.

И хотя аппарат ЕП сразу обнародовал заявление о том, что дата “ориентировочная”, ее перенос – “технический” и ничего не значит, вопрос это не сняло.

Но ключевая проблема даже не в переносе как таковом. Дело в том, что чем ближе к дате президентских выборов во Франции, тем больше шансов, что безвиз снова отложат – ЕС боится давать лишний козырь Марин Ле Пен.

Но позже появились важные новости, касающиеся визового вопроса, которые потерялись в потоке сообщений дня.

Сразу несколько источников сообщили, что отсрочка безвиза была связана… с Нидерландами. Причем говорили это как источники, так и вполне официальные лица.

“Продвигаться на пути к безвизу можно, лишь решив проблему нидерландского вето”, – пояснил после завершения саммита премьер-министр Латвии Марис Кучинскис.

Осталось неясно, какая может быть связь между Соглашением и завершением процедур по безвизовому режиму, но такое мнение приходилось слышать несколько раз. А значит, эту позицию разделяла по крайней мере часть стран-членов ЕС.

Единственное, в чем “зрады” не предполагалось – это в вопросе продления санкций против РФ. Действующие ограничения завершаются в конце января, но в ЕС предпочитают не откладывать этот вопрос на последние недели. Ведь пока не совсем понятно, какой будет санкционная политика нового президента США. Поэтому лучше не рисковать…

О консенсусе в вопросе санкций с самого начала говорили даже представители Франции и Италии, настроенных на более глубокое сотрудничество с РФ.

Но и тут возник дополнительный вопрос:

возможно ли введение новых санкций, связанных с преступлениями в Сирии?

И этот вопрос действительно поднимался! В повестку дня его внесла британский премьер Тереза Мэй. Впрочем, поддержка этой инициативы оказалась недостаточной. “Консенсуса по этому вопросу пока нет даже в далекой перспективе”, – отметил собеседник ЕвроПравды в одной из национальных делегаций.

“Все понимают, что ситуация с Алеппо ужасна, однако нет идей, каким образом эту ситуацию можно исправить”, – добавил другой чиновник.

Но проигнорировать сирийский вопрос было невозможно. Именно поэтому внепланово лидеры ЕС обсудили еще и возможность гуманитарной помощи Сирии, в частности, эвакуации гражданского населения.

Но судя по отсутствию заявлений, к согласию не пришли и по этому вопросу. И это, наверное, будет еще долго обсуждаться европейскими СМИ – ЕС оказался неспособен отреагировать на преступления, потрясшие весь мир. Впрочем, украинцам эта нерешительность хорошо известна…

К слову, на встрече лидеров ЕС в Брюсселе обсуждалась еще одна “антироссийская” инициатива, по которой так и не смогли прийти к согласию. Беата Шидло предложила изменить срок, на который продлевается действие санкций – с нынешних шести до двенадцати месяцев. “Это сняло бы много политических рисков. Поэтому эта инициатива, я уверена, будет обсуждаться и дальше”, – добавила она. Впрочем, как признали впоследствии участники саммита, в этом вопросе также далеко до консенсуса.

ЕС не достиг успеха и в самом важном для себя вопросе мигрантов.

Решение саммита не содержит никаких новых идей или инициатив. Договорились лишь “активизировать усилия” для выполнения предыдущих договоренностей.

Впрочем, иначе и быть не могло. Ведь корень проблемы – несогласие ряда стран на систему распределения мигрантов, которую ЕС одобрил год назад. Среди “отказников” – Словакия, которая сейчас председательствует в Европейском совете. “При председательстве Фицо (премьер Словакии) прорыв в миграционном вопросе невозможен”, – признавали участники переговоров.

“Мы будем более успешными в продвижении этой инициативы”, – пообещал после саммита Йозеф Мускат, премьер Мальты, к которой переходит председательство в ЕС с 1 января 2017 года.

Так или иначе, еще за полчаса до завершения саммита ожидания были не очень благоприятные.

Тем более, что из переговорной комнаты начали поступать тревожные новости по украинскому вопросу.

“ЕС – это прежде всего демократия и уважение к гражданам. Если жители Нидерландов сказали “нет”, то что можно сделать? Надо ждать, пока они поменяют свое мнение”, – говорил в кулуарах участник итальянской делегации.

Для Украины это могло бы стать разгромным поражением. Масштабное разочарование в ЕС, последствия которого невозможно даже предсказать.

Но в итоге – договорились.

Причем официальные новости превзошли ожидания!

“Мы приняли во внимание, в какой ситуации находятся Нидерланды. И мы хотим помочь Украине. В этой ситуации у нас был только один путь, и мы последовали ему, поддержав предложение Нидерландов”, – заявил премьер Латвии Марис Кучинскис, выйдя к представителям СМИ.

А уже через несколько часов официальный представитель объявил текст только что принятого “решения глав государств и правительств членов ЕС”.

“Это решение – лакмусовая бумажка, которая должна была показать, в каком состоянии находится ЕС. К счастью, он показал, что способен действовать”, – резюмировала Беата Шидло.

Подобную оценку озвучил и президент Евросовета Дональд Туск, который противопоставил нидерландскую проблему выходу Британии из ЕС: “Brexit доказал, как важно быть ответственными. Нынешнее решение показало, что мы усвоили этот урок”.

Руководство ЕС вообще сделало украинский хеппи-энд главной новостью саммита. Впрочем, это легко объяснить – это был самый большой успех не только Киева, но и Брюсселя.

В последние дни 2016 года ЕС сумел избежать системного кризиса в отношениях институтов, разблокировав соглашение с Украиной.

Хотя – и это важно для Украины – борьба за Ассоциацию еще не завершена.

Ведь эту договоренность Рютте еще должен “продать” обеим палатам парламента Нидерландов.

Иначе – о чем отдельно указано в договоренности – согласованный на саммите документ автоматически утратит силу.

Поэтому окончательная победа в войне за Ассоциацию еще впереди. Но 15 декабря и у ЕС, и у Украины были все основания считать себя победителями.

Всё самое свежее я теперь публикую в Телеграм-канале. Подписывайтесь! А чтобы не пропускать мои посты, подключитесь к Телеграм-боту. И не забывайте про Твиттер с Ютубом и ещё Инстаграм! 👍

shares