В Каталонии 1 октября прошел референдум о независимости региона, запрещенный испанским судом. Власти Испании практически сорвали голосование, закрыв часть избирательных участков и запретив доступ к спискам избирателей. В ответ на это правительство Каталонии разрешило участникам референдума печатать бюллетени дома и голосовать на любых участках. По итогам референдума президент Каталонии Карлес Пучдемон объявил, что регион получил право создать свое собственное независимое государство, поскольку за такой вариант проголосовало абсолютное большинство пришедших на избирательные участки. Премьер-министр Испании Мариано Рахой, в свою очередь, объявил о провале референдума. «CHAINYK» прочитал каталонскую газету La Vanguardia и мадридские выпуски El País и ABC, чтобы понять, как оценивают итоги голосования противоположные стороны.

Emilio Morenatti / AP / Scanpix / LETA
Emilio Morenatti / AP / Scanpix / LETA

La Vanguardia, редакционная колонка

Безысходность. Мы не верим, что есть другое слово, которое может лучше описать состояние духа большинства каталонского общества в эти моменты. Сцены противостояния, пережитые вчера Каталонией, облетели весь мир и оставили след, которые будет очень трудно стереть. Безысходность — это самое подходящее слово…

Граждане Каталонии могли бы свободно проголосовать за достоинство, разумность, спокойствие и поиск выхода. Вчера случилось нечто серьезное. Мы разделяем боль и негодование многих граждан. Но в сложных ситуациях всегда следует искать выход. Нельзя позволить негодованию похоронить нас. 

La Vanguardia, колонка директора издания Мариуса Карола

То, что произошло вчера, — это провал политики. Политика существует для того, чтобы решать проблемы, а не для того, чтобы создавать новые. Нельзя делегировать судьям, прокурорам и полицейским решение политических проблем, тем более когда они превращаются в проблемы государства. В Каталонии существует политическая проблема, она не новая, и она выросла оттого, что ее не решили в свое время…

Провал политики — это провал для всех. Я не могу разглядеть смысл вчерашних событий. Что, кто-то правда верит в то, что вчера удалось ослабить сторонников независимости? Еще хуже то, что теперь нас ожидают очень тяжелые дни и новые эпизоды противостояния. Это издание устало просить о диалоге.

El País, редакционная колонка

И национальное правительство, и Женералитат (правительство Каталонии — прим. «Медузы») вчера поспешили объявить о своей победе — и это после того, как жителям Каталонии пришлось пережить день позора. Это стало возможно благодаря ксенофобному высокомерию, вступившему в союз с антисистемными силами — его олицетворяет Карлес Пучдемон — и абсолютной неспособностью решить проблему со стороны Мариано Рахоя.

…Главные виновники [случившегося] — президент Женералитата и президент парламента, которые давно начали процесс, настроенный на то, чтобы противопоставить каталонцев друг другу, а саму Каталонию — всей остальной Испании. Они вели себя совсем не так, как себя ведут лидеры всех граждан своей страны, они нагло выражали свои интересы, демонстрируя признаки невероятного сектантства. И они сделали это, проявив неуважение к конституции, статуту Каталонии, ее демократическим представителям и духу и букве Уголовного кодекса.

El País, колумнист Хорхе Галиндо

Для социальной психологии не является новым или неизвестным механизм, который заставляет нас верить всему, что говорят свои. Он основан на многих когнитивных искажениях: мы подчиняемся тому, кто к нам ближе и чьи мотивы нам понятнее; нам сложно подвергать сомнению свою точку зрения; нас успокаивает мысль о том, что мы правы. Все это помогает понять, почему в ситуации вроде той, что вчера возникла в Каталонии, желающие поставить под сомнение государство использовали фотографии сомнительного происхождения и с откровенными признаками ретуши вместо того, чтобы воспользоваться сотнями достоверных и ярких изображений.

Fake News лучше всего подходят в ситуациях поляризации, мы это уже видели во многих странах… Не является совпадением, например, то что больше всего слухов появилось во время кампании по «Брекзиту» и во время выборов Дональда Трампа. Их националистический компонент оказался уместным: ведь в ДНК этой идеологии заложена попытка одной группы отделить себя от всех остальных. Эта среда подпитывает уже упомянутые когнитивные искажения: в результате поиски истины превращаются в замкнутый круг.

ABC, колумнист Хосе Мария Караскаль

Что вчера произошло в Каталонии? Разумеется, не референдум. Это не было даже пародией на референдум, поскольку не были соблюдены условия проведения таких голосований: ни списка голосующих, ни избирательных участков, ни контроля, ни подсчета, ни системы передачи результатов. Можно было голосовать где угодно, в том числе и прямо на улице, одни голосовали по несколько раз, а другие — прямо в здании парламента, и этим все сказано. Можно говорить, что это был фарс, глупость, гротеск, но я скорее воспринимаю это как вызов легальной системе Испании. Это заставляет меня взглянуть на реакцию властей, выраженную национальной полицией и гражданской гвардией.

Был ли их ответ пропорционален? Если оценивать размах событий, которые правильнее назвать восстанием, чем неподчинением, то я не знаю, что думаете вы, но мне кажется, что ответ специальных служб Испании был скромным и даже сдержанным. Они столкнулись с настоящим государственным переворотом, организованном своими же — правительством Каталонии, что является отягчающим обстоятельством.

ABC, колумнист Игнасио Камачо

Принять вчерашний мрачный карнавал за отдаленное подобие демократии может только общество, больное сектантством, отравленное произволом, интеллектуально обессиленное бессмыслицей. В этом состоянии отчуждения и пребывают некоторые каталонцы, к сожалению. Вспомним и некоторые постыдные детали, от воображаемого списка избирателей или людей, голосующих прямо на улице, до непрозрачных избирательных урн. Даже [президент Венесуэлы] Николас Мадуро не решился бы на такую бесстыдную фальсификацию…

Вчера в Каталонии был не референдум, а фундаментальное нарушение демократического порядка. Преступление, которого можно было бы избежать, если бы правительство использовало существующие конституционные механизмы… Марианизм (т. е. премьер-министр Испании Мариано Рахой и его сторонники — прим. «Медузы») избрал — то ли из-за осторожности, то ли из-за страха — другую стратегию и провел несколько недель, бегая за раскольниками и обязывая полицию играть с ними в кошки-мышки.

Всё самое свежее я теперь публикую в Телеграм-канале. Подписывайтесь! А чтобы не пропускать мои посты, подключитесь к Телеграм-боту. И не забывайте про Твиттер с Ютубом и ещё Инстаграм! 👍

shares